здоровая

с новым годом! 
желаю здоровья, потому что здоровье - это главное. без здоровья - никуда. все остальное можно купить, практически все. а здоровье не купить. поэтому оно главное. это здоровье. успех или что там еще - усе будет, если есть здоровье. а вот если нет здоровья, то и успеха не будет - ни в учебе ни в работе. потому что если нет здоровья, то и учебы нет да и работы нормальной тоже с плохим-то здоровьем не найти. оттакото. да и в личной жизни нет ничего главнее здоровья. это любому человеку в здравом уме известно. если ты здоров, значит у тебя все в порядке и тут. остальное, какгрится, приложится. взять, к примеру, нездорового человека. на него больно смотреть! а на здорового смотреть - глаз радуется. ксати, глаза тожы должны быть здоровыми! да и остальные органы тоже желательно держать здоровыми. потому что когда человек здоров - ему хочется и дальше осставаться таким здоровым, а не болеть. вот почему здоровье - самое главное.

surfer rozha

ездить на велосипеде по северному городу в серферских шортах и серферской куртке - романтика для тех, кто никогда не был на побережье тихого океана

четверг, который был человеком

внутри меня находится средней вкусности обед из супа с лапшой и овощного рагу. а я нахожусь внутри четверга. я облит им с головы до пят, как облит мой обед полным стаканом персикового сока эконом класса.  среди рабочих дней четверг занимает особенное положение. этот день - как предвестник и зеркало пятницы, главного дня на неделе. четверг - один из самых быстрых дней, он пролетает почти незаметно в ожидании будущего дня. только что было утро, где-то был день и за окном шумели эти гребаные дорожные работы, мешая сосредоточиться. были какие-то разговоры, кто-то что-то делал, кто-то искал смысл и может быть даже нашел его. раз - и уже нет его, уже вечер и ты уже сидишь дома, вглядываешься то ли в матовый то ли в глянцевый мерцающий монитор,  и ищешь чего-то или кого-то в интернете. а четверг уже прошел. ну и хрен с ним. будет еще один. важнее то, что он оставил. он оставил тебя - в виде толстого слоя образов, чувств, ожиданий и желаний. вечером я возьму этот слой, намажу им слегка подсохшую булку дня и с удовольствием съем, вглядываясь в  мерцающий монитор или в окно. и буду думать о вечере пятницы.   

пятница

дверь парадняка открылась, и солнце ударило с левой прямо в правый глаз. удар был такой внезапный и сильный, что под глазом сразу же образовался огромный синяк. попытался дать сдачи, но желтый круглый оказался проворным и ловко уворачивался от моих разительных атак и только хихикал, наблюдая как я машу руками у него перед лицом. бросив это безнадежное дело, но основательно размявшись, прикрывая глаз рукой и осыпая светило проклятиями, пошел к авто. по пути сбил градус напряжения на соседской маленькой мохнатой собачке, вечно тявкающей по утрам во дворе, выполнив ее мягким противным тельцем мастерскую подачу с фланга куда-то в сторону норвегии и соседнего парадняка. на счастье из него выходил сосед. он успел отбросить портфель, развернуться и по-зидановски замкнул подачу, с разворота отправив визжащую собачку в открытое окно ее хозяйки на первом этаже. с близлежащих балконов раздались аплодисменты и одобрительные выкрики. а мужик с третьего этажа, которого собачка своим лаем по утрам доставала больше всего, зажег на радостях сигнальную дымовую шашку. сосед довольно раскланялся, поправил галстук, подобрал портфель и показал пальцем на меня, обозначая мою заслугу. я, как положено, ответил тем же. в общем, довольные своим взаимодействием, мы потыкали пальцами друг в друга, сели каждый в свое авто и повернули ключи зажигания. может быть даже и синхронно. моя машина так завелась, что не дать ей оторваться на всех 60 км/ч было бы преступлением и лишением удовольствия. глаз уже не болел. или болел, но я не обращал на это внимание. пятница, вроде, неплохо начиналась...

(no subject)

меня зовут жорж и меня вроде как покарал бог - я работаю в женском коллективе. есть еще шэф, но он расквартирован в другом кабинете в конце длинного коридора на нашем мансардном этаже. поэтому все дни напролет я провожу в обществе очаровательных коллег -  жанны, анжелы, камиллы, стеллочки и виолетты. ах да! забыл про бухгалтера эльвиру, она приходит на несколько часов в день.
работать среди женщин очень замечательно и всегда интересно. к примеру, приходишь в коротких шортах и сандалиях - они спрашивают: о, чего это ты в шортах? пришел на галстуке и на пиджаке - они смотрят такими глазами, как будто вместо шапки надел обтруханные трусы. коллеги этого порядка задают удивительные вопросы, звонко смеются и жестко стебут. у них хватает ума регламентировать высоту, с которой следует насыпать перец на картошку из перечницы в тошниловке. но не хватает ума переводить свои тупые звонилки на виброзвонок в течение рабочего дня, чтобы всем было комфортнее.
пропал интернет? жорж!
пришла врач и кому-то надо выйти, потому что будет осмотр и обнаженка? жорж!
кто идет мыть клубнику? жорж!
по стене ползет большая синяя сколопендра? жорж, блять!
с проходной снизу звонит гонец и кому-то нужно идти и забрать пакет? жорж!
кто убил кеннеди? правильно
им всегда есть о чем поговорить и что обсудить. бывает очень сложно работать в таких условиях, подчас просто невозможно. но у меня есть беруши и поверх них массивные наушники. но от них череп раскалывается еще сильнее. а это повышение кислотности желудочного сока - раз,  расход электричества на кофемашину и, как следствие, повышение глобальной эмиссии углекислоты  - два.  но больше всех страдает петрович - воображаемый пользователь, для которого мы все тут работаем, посиживая в удобных креслах из кожзама и откладывая жиры кто в пузо, а кто в бедра и жопы. если петровичу таки оторвет туловище, потому что он закрутил гайку не в ту сторону, в которую надо, или перешел по ссылке не туда, куда надо, то жертва будет принесена. кто-то же должен ответить за все это.
а по пятницам у нас гавайские рубахи и разнузданные оргии  эротического и гастрономического характера. это сплочает нас разнообразными образами и укрепляет наш командный дух. эльвиры в это время уже не бывает, а виолетта, как всегда, говорит в коридоре по телефону. а когда мы лежим и курим после этого и жрем импортные ягоды, жанна играет на гитаре, а камилла танцует. стеллочка обычно рассказывает про свою семью. мы все-все про них знаем и уже как члены их семейства. я даже знаю про них больше, чем про свою семью.
и вроде как все хорошо у нас, порядок в офисе и в расшаренных каталогах на файлообменном сервере, все друг друга понимают и даже вообще не хотят друг друга убить. бог вроде как любит нас и у нас хороший коллектив. но перед сном каждый вечер я все равно молюсь вышестоящим инстанциям, чтоб послал нам альфа-мужика какого. прошу, чтобы больше не приходилось постоянно надевать наушники и я перестал гавкать и дергаться. и чтобы было с кем пойти на курилку, дунуть там как следует и перетереть за бокс, телок и крутые тачки.

but we're not as hell as you

мы сидим в своих рабочих кабинетах, которые находятся  на своих этажах, которые сидят друг на друге в зданиях, которые хер знает кто построил. мы сидим на офисных стульях и отдавливаем себе седалищные нервы, откладываем жиры в бедра и в живот после невкусного обеда. мы работаем. мы пьем кофе и иногда ходим на перекур.  там мы говорим. мы делаем рабочие манипуляции, за которые нам будет вроде как хорошо. но это случится потом. чуть-чуть попозже. надо лишь немного подождать. и все будет отлично! на этот раз теперь то уж точно! а между тем этот гребаный июнь уже кончился. а потом также кончится гребаный июль, за ним незаметно пройдет гребаный  август и кончится лето. а отпуском будет разглядывание в гугле картинок тех мест, в которые не поехать. а потом наступит эта гребаная зима. а я все также буду просыпаться по графику - заснуть в один день, а проснуться в новом. который идет сразу же после предыдущего, а его цифра до конца месяца всегда только инкрементируется. продукты и напитки буду продаваться 24/7. срок хранения будет соблюден, а инструкции производителя будут выполнены с соблюдением всех требований. и посуда все также будет просить покупать ее с пенкой и сделать воду погорячее. и пока будет осуществляться эта чудовищная секвенция, за окном будет происходить  жизнь - то что проходит мимо рядом и происходит с другими, пока мы сидим на стульях, прессуем баттоны клавиатуры и между делом завязываем жирок. ожидаем кто выходных, кто знаков внимания ко своей корявой индивидуальности, а кто звонков с номеров из списка быстрого набора. ждем, что вот-вот оно начнется. и голова закружится от счастья, и меркурий будет виден даже днем, а в зимней куртке найдется забытая приличная заначка.

 

я нажимаю кнопку вызова лифта, захожу в кабину и внутри нее в инструкции по пользованию лифтом читаю, что для того, "чтобы вызвать кабину лифта, нажмите кнопку ее вызова, расположенную на этаже у двери лифта".  вот так. и это какой-то пиздец

как я провез три стакана

брат моей бабушки алессандры иванны миша суть здоровый такой крепкий мужик с открытым улыбающимся круглым русским лицом. такой типичный пышущий здоровьем свой парень около 60ти, соль и кардамон земли дальневосточной. сдает свою квартиру в хабаровске, сам живет на даче в тайге, ебошит элитарную дичь из крупных калибров, продает ее меха, спит в снегу, ест лед и пламя на завтрак ну и прочая. беаров гриллзов такой мужик тоже ест на завтрак, как я офисную творожную запеканку.
как-то утром он пришел красивый, разбудил навечно там попутавшего день с ночью, слегка бахнул меня по плечу, чуть не сломав ключицу.
- ну шо, как там в ленинграде?
- ну так, по разному, ответил я откуда-то снизу.
- чето ты бледный какой-то, худой  и незддорово выглядишь, ну это поправим сейчас.
у дяди миши есть пасека. ну и пчелы на ней кое-какие водятся. так вот дядя миша принес огромный мешок как из пятерочки, наполненный трупами пчел. как и за какие проступки он устраивает геноцид или газенваген этим во всех отношениях полезным насекомым я не поинтересовался. однако воняли они соответствующим образом, как и положено жмурам. он назвал гору полосатых трупов подмором и приказал брату отсыпать мне три стакана этого товара, а мне приказал отвезти вес в питер. я закричал, что ни за что курить жмуров не буду и убежал в туалет проблеваться, что-то вещая из уборной про то, что везти три стакана за 8000 км это реальнейшее палево, что запах этот ничем не забить, что примут на первом же рентгеновском аппарате и вообще пусть ищут другого человека.
на увещевания, что мол все возят и по пять стаканов и ничего, я не обращал внимания и ушел в отказ. наконец, когда предложили неплохой бонус, 18-летнюю убойную брюнетку в попутчики, транспорт до аэропорта и совершенно другой план, пришлось согласиться. в общем, они не курят пчел, а пьют их. эти психи берут один стакан, заливают его 0,5 водкой и настаивают неделю. полученную настойку процеживают и потом эту коньячного вида жидкость конзумируют.
таким образом, теперь у меня на кармане сырья на полтора литра этой, как говорят в гетто на дыбенко, шляпы. осталось выбрать какой белой его залить, осуществить предписанные технологические операции и в итоге как следует забухать этого благородного алкоголя. и медом закусить.

мужчины с длинным ногтем на мизинце

мужчины с длинным ногтем на мизинце одной руки, кто они? нет нет да и встретится гражданин с такой опцией, да пусть даже в метро каком или в разнообразных присутственных местах. кто все эти люди? что они хотят сказать своим непропорционально торчащим кератиновым наростом? секта, тайное общество, масоны или просто кучка ебанатов? одни вопросы...